top of page
  • галерея "Евразия"

Китайское стекло


Ваза «Ирисы и богомол».

Китай, 1946 год.

Молочное стекло, деколь.

Высота: 26 см.

Сохранность: отличная.


Эта вазочка из молочного стекла теплого оттенка украшена методом декалькомании. Метод впервые начал применяться в Англии в 1750 году и с тех пор широко используется при декорировании керамики, стекла и фарфора. На кремовом фоне четко выделяется изысканный декор «Ирисы и богомол». В Китае этот сюжет относится к особому жанру «цветы-птицы», который, начиная с 8 века и вплоть до наших дней, пользуется необычайной популярностью. В нем наглядно воплотилась философская категория «великое в малом», когда любой объект природы - травинка, цветок, зверёк, плод или насекомое – является отражением красоты и гармонии окружающего мира. Как отмечают китайские исследователи, изображение цветов и птиц (в нашем случае - насекомых) в китайской живописи предназначалось «для утешения сердца в мире, полном опасности».

Ирис - редкий для традиционной китайской живописи, но часто встречающийся в японском изобразительном искусстве цветок. Богомол же в Китае, напротив, - герой многих мифов и легенд. Его медленные и плавные движения ассоциируются с медитацией и углублённым самосозерцанием. Вместе с тем, многие считают это насекомое, учитывая его хищную природу, символом отваги и силы.

Вазочка украшена двумя строчками поэтического текста.

Первая строка относится к ирисам: «Распускающиеся цветы всё прекраснее».

Вторая – к богомолу: «Неторопливо летает над родниковой водой».

Две строки вместе переводятся как: «Картина весенней луны».

Ваза датирована с использованием лунного календаря. Три белых иероглифа на красном фоне означают «год Бинсюй» - год огненной собаки, т.е. датировка вазы может относиться к 1946 году, что не противоречит технологическим и художественным аспектам изделия. Именно этот период характеризуется определено всплеском влияния японского искусства на китайских художников. Ваза не характерна для традиционного китайского декоративно-прикладного искусства и представляет поэтому несомненный коллекционный и культуроведческий интерес.


Произведение может экспонироваться в музейном собрании как яркий образец влияния японской эстетики на китайское искусство.














Kommentare


bottom of page