top of page
  • галерея "Евразия"

«Китайский ренессанс»


Редкая ваза периода Канси

№12-1388 Китай, период Канси (1662-1723). Бронза, литье, патинирование. Высота: 58 см. Состояние: отличное.


Канси (1654 —1722) - четвёртый представитель маньчжурской династии Цин (эра Канси длилась с 18 февраля 1662 г. по 4 февраля 1723 г. по китайскому календарю), правивший всем Китаем, входившим в империю Цин. Он вступил на престол в 6-летнем возрасте и стал править под девизом «Канси» (Процветающее и лучезарное). Эпоха Канси стала символом благополучия, «золотым веком» Китайской империи. 61-летнее правление Канси (рекордно длинный срок в китайской истории) вошло в историю как «эпоха процветания», время, когда во многих видах ремесел, в частности в фарфоре, резьбе по камню и в литье, наступает своего рода ренессанс. Это было связано с выдающимися политическими и военными победами, расширением границ, социальной стабильностью и с экономической и политической стабилизацией, пришедшей на смену хаосу, царившему в стране после падения династии Мин (1368-1644), и установлением правления Цин (1644-1911). Кроме того, Канси был большим почитателем древней культуры Китая, покровителем искусств своей страны.

Еще на исходе династии Мин усилия китайских императорских кругов и ученых-интеллектуалов были направлены на реставрацию национальных культурных ценностей под девизом «возврат к древности». А в начале периода Цин эти призывы приобрели новое звучание: императоры, маньчжуры по происхождению, стремились заручиться поддержкой китайской образованной элиты, поэтому ждали от художников произведений со стойкими классическими традициями. Мастера обращались к художественным достижениям предшествующих периодов, используя их в различных комбинациях, и на их основе совершенствовали и оттачивали свое мастерство.

Бронзовая ваза из галереи «Евразия» высотой 58 см. наглядно демонстрирует эти устремления. Её плавные параболические объемы весьма характерны для предыдущих эпох. Следуя художественным запросам того времени, мастер в работе с металлом обратился к формам, заимствованным из живой природы, творчески интерпретируя их в соответствии с особенностями материала. В умелых руках литейщика текучий расплавленный металл преобразился в изящный бутон, готовый раскрыться хрупким цветком. В соответствии с эстетической категорией цзыжань (естественность), это рождение образа словно совершается на глазах зрителя. Вместе с тем, напоминая о переходе застывшей бронзы в иное качество, мастер в ряде элементов нарочито огрубляет и утяжеляет предмет, желая подчеркнуть возможности материала. Параболический абрис энергично сужается к основанию, но, чтобы визуально уравновесить объем, тулово приваривается к постаменту через многопрофильное основание. Этот прием контраста тяжелого резного постамента с певуче изысканным абрисом, привносит в вазу остроту звучания. Соединение образа цветка, олицетворяющего женскую нежность и красоту, с тяжелым металлом, ассоциирующимся с мужской силой ян, символизирует высшую гармонию и пожелание благоденствия. Произведения, сочетающие в себе благородную простоту, изысканность и «патину древности», служили украшением не только интерьеров дворцов, но и «кабинетов китайских ученых» – художников, поэтов и философов.

На российском антикварном рынке подобные вазы крайне встречаются редко.


Comments


bottom of page