• Галерея "Евразия"

Бодхисаттва Майтрея


Буддийская фигурка Бодхисаттва Майтрея

Непал, середина - вторая половина XX века.

Медный сплав, литье, чеканка, гравировка.

Высота: 39 см.

В коллекции буддийской скульптуры арт-галереи «Евразия» появилась непальская фигура Бодхисаттва Майтрея, отличительной особенностью которой является передача божественного настроения, исходящего от этой фигурки.

Согласно буддийской традиции в настоящее время Майтрея является бодхисаттвой и пребывает на небесах Тушита, до которых, как говорят, можно добраться лишь с помощью медитации. Будда Шакьямуни также находился здесь до того, как родился в мире людей. Майтрея должен спуститься на землю, чтобы заново проповедовать дхарму («закон»), когда учение Будды Шакьямуни будет полностью забыто.

Одно из самых ранних упоминаний имени Майтреи – санскритский текст «Майтреявьякарана», утверждающий, что боги, люди и другие существа будут поклоняться Майтрее, утратят сомнения и привязанности и будут вести праведную жизнь. Майтрея – самый ранний бодхисаттва, его культ возникает уже во втором веке до нашей эры. Он был принят всеми школами буддизма и до сих пор остается единственным бодхисаттвой, которого в целом почитает традиция самой старой буддийской школы Тхеравады.

Образ Майтреи был особенно популярен с IV по VII века, и его изображения можно найти во всем буддийском мире; многие из них прекрасно передают его характерную атмосферу ожидания и обещания. Он представлен в живописи и скульптуре и как бодхисаттва, и как будда.

В данном случае Майтрея представлен в облике бодхисаттвы: он изображен в короне и украшениях, сидящим на престоле со спущенными ногами в «европейской» позе (бхадрасана), демонстрируя свою готовность прийти в мир людей. Его руки расположены перед грудью в жесте поворота колеса учения (дхармачакрамудра), в каждой руке длинные стебли лотосов, фланкирующих его плечи.

Фигуру Майтреи окружает рельефный ореол и нимб, увенчанный зонтом. Зонт в буддийской символике – знак верховной власти, а также символ защиты от всякого рода негативных явлений.

По общему композиционному решению, моделировке лика и отдельных деталей данное произведение можно отнести к середине - второй половине ХХ века.

Скульптура в целом характеризуется отличным качеством литья и чеканки, тщательной проработкой деталей, что встречается довольно редко в тибето-непальской бронзовой пластике ХХ века.